Статьи в журнал «Креативный менеджмент», №1, УРГИ(Часть 2).

Эллиптическая модель командной креативности
Авторы:
Михеев В.А.
Шевырёв А.В.

 

1. Рабочую команду можно считать эффективной, если она в приемлемые сроки находит новые, нестандартные решения для трудных проблем. Феноменологический анализ обнаруживает, что такая эффективно работающая команда представляет собой не просто группу случайно собранных вместе людей, а является уже неким цельным организмом, функционирующем на уровне надличностного мета-сознания. Можно сказать, что на этом уровне члены команды оказываются включенными в единое «креативное поле».

Представление о «креативном поле», или, иначе, «пронзающих потоках творческих энергий», которые наполняют индивида/команду и выливаются в нахождение новых, нестандартных решений, является одним из основополагающих конструктов, позволяющем описывать и интерпретировать творческие процессы группового принятия решений и поиска инноваций. Но это не «пустой» конструкт сугубо теоретических построений. За ним лежит вполне определенная, хотя редко рефлектируемая и редко замечаемая исследователями феноменология группового общения. Однако иногда всё-таки такие особые феномены «совместно-разделенных переживаний» отмечаются и описываются. О них знают некоторые супружеские пары, учителя, тренеры, психотерапевты. Например, на продвинутой стадии психотерапии случается то, что в юнгианской терапии называется «опытом соединения». Так, описывая психотерапевтический процесс на языке алхимических трансмутаций (что характерно для юнгианской психологии), Натан Шварц-Салант, психоаналитик юнгианской ориентации, особое внимание уделяет состоянию coniunctio (соединение, объединение). По его словам, до стадии coniunctio поле взаимодействия между терапевтом и пациентом находится под властью сил, ведущих к слиянию или расщеплению. Coniunctio же является очень выигрышным состоянием: «…это событие, которое может быть пережито в настоящем; его ритм и способность преодолевать оппозицию слияния и дистанцирования могут быть пережиты непосредственно. …оно часто происходит бессознательно. <…> Поле coniunctio имеет вневременной аспект, который передается через unus mundus ["…явление, которое в оккультной литературе связывают с коммуникацией на астральном уровне", – отмечает в сноске Шварц-Салант]. Этот коммуникативный опыт можно также понимать как установление между двумя людьми связи через проективную и контрпроективную идентификацию, совместное переживание «вчувствования», которое делает пространственно-временные ограничения не такими жесткими» (Шварц-Салант, 2010). Когда случается такое состояние «соединения», то, – как писал о своем опыте всемирно известный психотерапевт Карл Роджерс, – «…возможно, я нахожусь в слегка измененном состоянии сознания, [и] тогда все, что бы я ни делал, оказывает¬ся целительным. Освобождает и помогает. <…> В такие моменты кажется, что мой внутренний дух вышел вовне и прикос¬нулся к внутреннему духу другого чело¬века. Наше отношение трансцендирует себя и становится частью чего-то боль¬шего» (Роджерс, 2001).

2. Феноменологическое раскрытие опыта «совместно-разделенных переживаний» приводит к усмотрению глубинных оснований межличностных отношений, уходящих корнями в изначальное единство «коллективного бессознательного» (К.Г.Юнг). В процессе эволюции происходит инфляция и дифференциация сознания и капсулирование его в психике отдельных индивидов. Но первородный опыт единства сохраняется на глубинном уровне. Он то и обнаруживается в ситуациях коммуникации и межличностного общения. Важнейший вывод, который можно из этого сделать, будет касаться базовых основ сознания: сознание изначально «коммуникативно», т.е. не просто настроено на коммуникацию, но только и существует в коммуникации и только следующим шагом, в автокоммуникации – как вторичном освоении коммуникативного опыта (Михеев, 2007). Об этом же пишет выдающийся философ нашего времени Петер Слотердайк в своём грандиозном исследовании о сферах: «В «Сферах I» предлагается … описание человеческого пространства, в котором подчеркивается, что благодаря близкому совместному бытию людей возникает некий до сих пор недостаточно принимающийся во внимание интерьер [психический феномен – В.М., А.Ш.]. Мы называем эту внутреннюю область микросферой и характеризуем ее как весьма чувствительную и способную к обучению душевно-пространственную (если угодно, моральную) иммунную систему. При этом акцент делается на тот тезис, что пара представляет собой величину, обладающую большей реальностью по сравнению с индивидом…» (Слотердайк, 2010).

3. Всегда определенную трудность представляло описание и моделирование коммуникативных процессов, разворачивающихся как в ходе диадического взаимодействия (обучение, психотерапия), так и в ходе командного решения управленческих проблем. Аналогичные трудности возникают при описании внутренних процессов автокоммуникации («внутреннего диалога»). Модели, конечно, есть. Особенно много их наработано сторонниками мыследеятельностной методологии. Но они не прохватывают коммуникативные процессы во всей их полноте (точнее бы сказать, «глубине»).

В.А.Петровский однажды обмолвился: «Жизненный мир человека, заключающего чью-либо отраженную субъектность, может быть представлен в виде эллипса, имеющего два фокуса: Я и Другой во мне» (Петровский, 1997). По-видимому, вскользь брошенное замечание не получало у В.А.Петровского дальнейшего развития. Однако идея эллиптической модели сознания представляется весьма плодотворной. Один из авторов статьи самостоятельно и независимо от В.А.Петровского пришёл к пониманию целесообразности и правомерности описания глубинных феноменов «внутреннего диалога» и межличностного общения на языке эллиптической модели сознания. Такая модель позволяет описывать не только поверхностные, но и глубинные («скрытые») коммуникативные процессы, возникающие в различных ситуациях внутриличностных и межличностных отношений (Михеев, 2002; Михеев, 2005).

В дальнейшем опыт использования модели эллиптического сознания был распространён на описание ситуаций креативного менеджмента (Михеев, Шевырев, 2009). Авторы указывали, что для того, чтобы быть креативным, мета-сознание рабочей команды должно стать «эллиптическим». Это не означает, что в каждый данный момент времени сознание каждого члена должно быть эллиптическим, двухфокусным. Нет, кто-то может на время «выпадать» и фиксироваться на каком-либо одном фокусе. Но креативный процесс требует, чтобы хоть кто-то из членов был в состоянии эллиптического сознания, иначе креативность прервётся. На приведенной схеме (Рис. 1) обозначены мета-условия командной креативности. Но какие организационные и методические условия этому должны отвечать?

Рис.1. Индуцирование единого креативного поля (ЕКП) в условиях командной работы

4. Понятно, что индуцировать «креативное поле» может только эллиптическое двухфокусное сознание (или сознание с большим количеством фокусов). Но как спровоцировать и удерживать такое сознание отдельному индивиду, входящему в состав команды? Мощные техники стимулирования креативности – такие, как «мозговой штурм», – часто вызывают у большинства членов команды расширение сознания или, если угодно, «эллипсируют» его. Но это, скорее, стихийный и плохо управляемый процесс. Он может случиться, а может и нет. Могут ли быть найдены более надёжные условия возможности вхождения в креативное поле?

Как оказалось, эллиптическая модель сознания обладает прогностическими свойствами и предсказывает, что для этого нужно. Анализ модельных представлений показывает (см. схему 2), что эллиптическое сознание должно возникать всякий раз, если удается занимать такую точку зрения, которая бы не понуждала предпочесть одну из рассматриваемых альтернатив. Эта точка зрения как бы вынесена за пределы диадических отношений и удерживается в динамическом равновесии относительно вынесения оценочных суждений по альтернативным решениям (выводам, заключениям и т.д.). Стоит только точке зрения съехать в пользу одной из альтернатив, как происходит нарастающее «схлопывание» сознания в его однофокусное состояние. Тогда предпочитаемая альтернатива занимает центр сознания и начисто затмевает собой противоположную возможность. Таким образом, эллиптическое сознание возможно только при поддержании равновесия «вкладов» предложенных альтернатив. Но удерживать такое равновесие крайне тяжело и непривычно. (Можно вспомнить, как бьются над подобной задачей приверженцы дзен-буддизма, «решая» предложенные учителем коаны. (Фактически, ситуация равновесия альтернатив является аналогом решения коанов).

Стоя в ситуации буриданова осла, человек остолбеневает. Где уж тут креативный менеджмент. Нужны долгие годы тренировок, чтобы в таком случае научиться целенаправленно вызывать эллиптическое сознание. Но исходя из модели, можно предложить другую «игру ума». Стоит во внутреннем плане инвертировать точки зрения и заняться «переоценкой ценностей» рассматриваемых альтернатив, как эта игровая перспектива снизит чрезмерное напряжение при удержании равновесия и позволит вступить в эллиптическое сознание, а значит – обеспечит индуцирование «креативного поля» и в то же время, подключение к нему.

Инверсия в модели эллиптического сознания, это не инверсия самой «системы ценностей», а инверсия типа смены «очков» (конструкт «фильтр») через который мы осознаем реальность, это новая форма ее синтеза.

Условия поддержания эллиптического сознания

Рис. 2. Схема возможных трансформаций сознания

5. Модель эллиптического сознания позволяет описывать коммуникативные процессы, протекающие на разных уровнях организации как отдельных индивидов, так и социальных связей во всём обществе в целом (см. рис. 3): на внутриличностном уровне (как отраженная субъектность, по В.А.Петровскому), на межличностном уровне (например, как коммуникации между членами рабочей команды), наконец, на уровне межгруппового взаимодействия (как коммуникации и отношения между оппонирующими группами, придерживающимися своих взглядов, ценностей и установок). Наиболее разработанным в психологии (и психотерапии) пока является интраперсональный уровень. В рамках диалогического подхода проведено большое число эмпирических исследований и сделано теоретических обобщений. В последнее время стала активно развиваться конфликтология, где получены многие значимые результаты, касающиеся межличностных отношений. Наименее изучены процессы, протекающие на уровне межгрупповых взаимодействий. Но выходящие в настоящее время на первый план проблемы межэтнических отношений как раз требуют изучения и учёта этих процессов. Одной из причин трудностей описания и исследования межэтнических конфликтов может быть отсутствие адекватного языка для их понимания и объяснения. Модель эллиптического сознания, по нашему мнению, даёт возможность предложить такой язык. Более того, она даёт возможность описывать все коммуникативные процессы, протекающие на разных уровнях социальной организации, а значит углубляться в их суть и непротиворечиво рассматривать наблюдаемые явления.

C нашей точки зрения, логика и методология в большом долгу перед научным познанием: сейчас мы лишь занимаемся анализом научного поиска, описываем его, но пока не даем эффективных инструментов для его оптимизации, в .т.ч логических конструктов, рационализирующих поиск эффективных решений. Будем надеяться, что продвижение в практику предложенной модели эллиптического сознания послужит возврату долга и положит начало поиску более адекватных многомерных (многополюсных) и топологически инвариантных моделей нетривиального сознания.

Рис.3. Уровни протекания коммуникативных процессов и их моделирование

Литература:

1. Михеев В.А. О глубинных основаниях межличностных отношений //Материалы научно-практической конференции «Психология общения: тренинг человечности», посвящённой 70-летию со дня рождения Л.А.Петровской. М.: МГУ, 2007.
2. Михеев В.А. От проблемы феноменологического подхода в психологии к задаче введения в профессию «Психолог» //Вестник Моск. Ун-та. Серия 14. Психология. 2005, №2. С.
3. Михеев В.А. Профессия «психолог»: нередуктивный подход //Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Молодой специалист XXI века» 29-30 мая 2002 г. Москва, МГУ, 2002.
4. Михеев В.А., Шевырёв А.В. Принципы эллиптического сознания, реализованные в алгоритме управления командной креативностью программы TeamCreator //Cборник материалов 3-ей Всероссийской научно-практической конференции «Обучение креативности в ВУЗе: концепция, технологии, форматы занятий, программное обеспечение, управленческое проектирование». Научно-практическая конференция «Экономическая наука и проблемы инновационного развития регионов». Калуга: «Эйдос», 2009. С.29-51.
5. Петровский В.А. Очерк теории свободной причинности //Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии /Под ред. Д.А.Леонтьева, В.Г.Щур. М.: Смысл, 1997.
6. Роджерс К. Клиентоцентрированный/человекоцентрированный подход в психотерапии //Вопросы психологии, 2001, №2.
7. Слотердайк П. Сферы: плюральная сферология. Том III. Пена. СПб.: Наука, 2010.
8. Шварц-Салант Н. Пограничная личность: Видение и исцеление. М.: Когито-центр, 2010.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>