Креативное мышление

Раздел 1. Мышление как основа управленческой деятельности. Системное управление креативностью (systemmanaging creativity).

1.1 Мышление и управление  - «курица» или «яйцо»? Эволюция технологий мышления: от стратагем Древнего Китая до нелинейного мышления ХХ века. Возможен ли синтез технологий?

 «Имей мужество пользоваться собственным умом!»

И.Кант


Как известно, в основе любой человеческой деятельности лежит мышление, в том числе подсознательное (бессознательное К.  Юнг) (Рис. 1.1).

Рис. 1.1 Виды человеческой деятельности

          Как показали многочисленные исследования антропологов (К. Леви-Стросс, М. Мед и др.) мышление развивалось вместе с человеком. Категория мышления уже давно интересует философов и психологов, например, уже у Анаксагора категория с близким семантическим содержанием «Нус» является первоначалом мирового порядка. В дальнейшем мышление начинает выступать как субстанция («логос», «софия», «чистый разум» и т.д.). Аристотель впервые обратился к мышлению с технологической установкой – формализация мышления через задание системы правил формальной логики («Органон», «Аналитики», «Топика», «Метафизика»). Представление о корректном, правильном (по системе правил) мышлении как процессе, дополняло категорию правильности результата (вывода) как такового.

Тогда же, в античной арифметике и геометрии была выведена категория (принцип) доказательства. Техническое отношение к мышлению развивалось и дальше. («Новый Органон» Ф. Бекона, «Правила для руководства ума» Р. Декарта, «Критика разума» И. Канта, различные виды логик: индуктивная, диалектическая, математическая, содержательно-генетическая логика Московского методологического кружка (ММК) и т.д.). Впервые как научный объект исследования мышление было использовано в работах Вюрцбургской школы (О. Кюльпе, К. Бюлер, Н. Ах и др.), исследователь должен был научиться отличать мышление от не-мышления («третье» мышление) или мышления присутствующего «здесь – и – теперь» («Dasein» – мышление  М. Хайдеггера) – «длящееся» мышление,  длительность – А. Бергсон. Нас с Вами, уважаемый Читатель, будет больше интересовать процессуальное мышление, как деятельность, подлежащая организации и управлению. Это мышление может быть представлено как объект формализации (пусть даже слабой, как в феноменологических и эвристических моделях диалектики и ПДГ – мышления). Оно может моделироваться и проектироваться, а, следовательно, управляться. Итак, мышление лежит в основе деятельности (в том числе управленческой), оно определяет результат такой деятельности, одновременно само являясь объектом управления. Круг замкнулся, разомкнувшись.

В этой ситуации мышление выступает как центральный момент познавательной деятельности (М.Хайдеггер, К. Поппер, И. Лакатос, Манхейм и др). Вплоть до ХХ века процессуальное (технологическое) мышление представлялось процессом гомоморфным и гомогенным (именно поэтому предпринимались попытки разработки его единых правил). Появление семантики  и семиотики явилось результатом связи и взаимозависимости мышления и языка, схожести формально-логических и грамматических конструкций. Появилось языковое мышление (аналитическая философия, структурализм, постструктурализм, герменевтика), отмечалось наличие в текстах нелогических (паралогических) элементов, нелинейности, гетерогенности и гетероморфности «остановленного» (статического) мышления (постмодернизм, интуитивизм А. Бергсона, имагинативный абсолют Голосовкера и др.), разрабатывались основы содержательно-генетической логики (СГЛ – Г.П. Щедровицкий, Б. Грушин, Н. Алексеев, М. Мамардашвили, А Зиновьев и др. участники ММК), диалектическая логика Э. Ильенкова, интеллектика И. Ладенко, СМД – методология (системно-мыследеятельностная), диалектика тетрад Л.М. Семашко, фрактальная логика В. Тарасенко и т.д.

Основные исследования мышления развивались и развиваются в рамках сенсуалистической версии – законы мышления представляются как преломление законов реальности, мышление как часть реальности, начиная от ассоциирования первичных идей (Дж. Локк), методологии Ф. Бэкона, психологизма, позитивизма, ассоциатизма, бихевиоризма, «теории отражения (И. Павлов), индуктивной логики Милля, генетической логики Ж. Пиаже,  когнитивной психологии К. Вертхаймера, К. Дункера, нейролингвистика, гештальт-психология и т.д. Параллельно разрабатывались теоретические представления о ситуации в социологии и психологии об организации (тектология А.А. Богданова, кибернетика Н. Винера, теория систем – Л. фон Берталанфи и др.), трудовой деятельности — психотехника, праксеология (Т. Котарбинский), игровое мышление (Й. Хейзинга – «homo ludens», «карнавал» — М.М. Бахтин), представление о знаках и языках (структурализм, семиотика – Ф. де Соссюр, Ч. Пирс, Ч. Моррис и др.), о диалоге (М. Бубер). На Западе работы, связанные с креативным мышлением активно ведутся с начала 70-х гг. ХХ века (Э де Боно, Т. Вуджек, Т. Бьюзан, Р. Дилтс, Дж. Ниренберг и др.) в основном в рамках психологического и информационно-когнитологического подходов (нейролингвистистика, когнитивная психология, прагматические модели мышления).

В России (СССР) акцент делается на эволюционистской и технологической трактовках мышления (культурно-историческое направление Л.С. Выготского, эволюционная эпистемология Г.И. Рузавина, содержательно-генетическоя логика ММК, технологический подход В.Ф. Юлова, алгоритмический – Г.С. Альтшуллера.

В настоящее время предметно-дисциплинарная, редукционистская организация науки о мышлении оказывается явно недостаточной, сейчас настоятельно требуется новая форма сборки знаний именно о деятельностном, полилого-управленческом аспекте мышления ( Э. де Боно -  деятельностность, как способность к деятельности).

До настоящего времени в области исследования и практического использования предпринимались различные попытки (без преодоления редукционизма – А.Ш.): «синектика» (У. Гордон), «мозговой штурм» (А. Осборн), ТРИЗ (Г.С. Альтшуллер), разрабатывались специальные управленческие проекты – «Манхэттенский проект», «Тэвистокские сессии», «Кремниевая долина» и др.

По мнению автора, в настоящее время в России назрела необходимость синтезации различных когнитивных практик, в рамках креативного управленческого мышления, аналогично программе, сформулированной в 50-х годах в ММК и СМД-технологии в 70-х годах XX века. Включив в неё философию (прежде всего философию ориентации, нелинейную диалектику, и afterpostmodernizm  К. Апеля), а также семиотику, постструктурализм, нейролингвистику, синергетику и нейрофизиологию, на базе общей теории и методологии менеджмента. Менеджмент, как теория и практика управления социальностью, обладает свойством всеобщности (здесь автор полностью согласен с Л.Ф. Никулиным), являясь средством («клеем»), позволяющим совместить прагматические цели с теоретическими представлениями о реальности в режиме «таймированных» проблем (режимах с обострением). Речь идёт о концепции «частных теорий» (Г.Г. Малинецкий и др., см. п. 2.1), позволяющих ограничится частным описанием динамики процессов, вместо их детального теоретического обоснования – для этого просто не будет времени. На базе концепций эффективности и оптимальности, как частных теорий менеджмента, вполне возможно разработка эффективных управленческих решений (ЭУР) с учётом, например, результатов Ф. Варелы по нейрофизиологии зрительных восприятий. Менеджмент позволит «приземлить» высокий полёт теории автопоэзиса и робототехники (с помощью принципа максимальной эффективности-дивергентности Р. Остеррайха, см. п. 3.1) (Рис. 1.2).

Этот вывод автор делает на основе представления о креативном менеджменте (системном управлении креативностью - system managing creativity – SMC), как системообразующем звене исследования мышления как объекта управления. Ни одна другая дисциплина не в состоянии «замкнуть круг» (Рис. 1.3).

Рис. 1.3

Подробнее…