Обучение креативности в ВУЗе: концепция, технология, программное обеспечение, управленческое проектирование

(Вторая Всероссийская научно-практическая конференция «Обучение креативности в ВУЗЕ», Московская академия экономики и права, 22 марта 2007 года)

Шевырёв А.В. зав. лабораторией

креативного мышления МАЭП, к.э.н.

Романчук М.Н. ректор ИПИУ, к.э.н., доцент

 

Шквал проблем, обрушившихся на человечество в XX столетии заставляет говорить ученых о «провале» («коллапсе») решений (Дж. Надлер, Ш. Хибино, Дж. Фаррелл), системном кризисе культуры («Критическая теория» — В. Хексле, Ю. Хабермас, Ф. Хоркхаймер, Т. Адорно, М. Вебер, Д. Лукач и др.), антропогенетическом Д. Лукач и др.), антропогенетическом кризисе (А. Арсеньев, В. Семенов и др.), кризисе «несовершенного общества» (А. Печчеи, Э. Гидденс, У. Бек) и т.д. и т.п. Человек перманентно прибывает в проблемном пространстве в режиме с обострением, преобразовывающемся на наших глазах в пространство катастроф.

наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф. наших глазах в пространство катастроф.

Сегодняшний мир стал иным («Мир, как мы его знаем, подходит к концу» Б. Гребенщиков «Аквариум»), миром возрастающей нестабильности и неоднородности, самоорганизующейся системой, выходящей из под контроля человека и навязывающей ему свои законы. Терпят крушение политическая и экономическая теории, а вместе с ними и экономика, в кризисе институты государственного управления и культуры, человек теряет смысл жизни, катастрофически теряется управляемость обществом.

В чём причина катастрофы? Что «сломалось» в казалось бы веками налаженном типе рациональности, а, может быть, изменилась реальность, или сам человек? И то, и другое и третье, но, прежде всего изменилось состояние самого объекта управления – социума, рынка, человека – «распалась связь времён», а методы познания и управления остались прежними – классическими, мы пытаемся открыть «новую дверь» старыми «ключами». Более того, социальная реальность как бы «наслоилась» друг на друга – в ней существуют несколько «слоев», парадигмальных подходов и практик: классической (картезианской, линейной, Р. Декарт, И. Ньютон, Ф. Бэкон), неоклассической (оргазмической — Г. Спенсер) и постклассической (синергетической У. Матурана, Ф. Варела, И. Пригожин, Г. Хакен).

Например, в настоящее время менеджер практически одновременно сталкивается сразу с несколькими тенденциями — модернизированный тейлоризм, институционализм, виртуальная реальность и инновационные процессы (Л. Никулин). В государственном управлении одновременно сосуществуют и доминирование государства над обществом (как закрытой и самодостаточной системы правящей элиты, где права общества на власть формализованы в лице государственных институтов) и элементы представительной демократии и информационного социума – гражданского общества (Н. Миронова). За последние полвека появилось множество самых различных проектов модернизации общественного управления, позволяющих, по мнению их авторов, вернуть обществу потерянную управляемость, с помощью идеи-панацеи (редуцирующей гипотезы – Д. Дёрнер) — “новая мораль” (Р.Вакка), “всемирная вера” (Г.Мюллер), “Космический интеллект” (Г. Кришка), “контркультура” (Т.Розак), “новая свобода” (Р.Дарендорф), “новое сознание” (Ч.Рейч) и т.п.  Им успешно противостоят теории социального оптимизма, отстаивающие техногенную рациональность: “индустриальное общество” (Т.Арон, А.Лалеф, Ф.Перру), “новое индустриальное общество” (Дж.Гэлбрейт), “послесовременное общество” (П.Друкер), “постцивилизация” (К.Боулдинг), “активное общество” (А.Этциони), “постлиберальная эра (Т.Викерс), “доизобразительная культура” (М.Мед), “информационное общество” (А.Норман), “сверхиндустриальная цивилизация” (О.Тоффлер), “постиндустриальное общество” (Д.Белл) и др. Но уже сейчас многим становится очевидным, что “западные индустриальные общества таким образом развиваться далее уже не могут — иначе мы провалимся в бездну” (В.Хесле). Почему теряется управляемость социальностью?

В философии существует принцип адекватности методов познания (управления) объекту познания (управления).

Сегодня, в практическом менеджменте, этот принцип нарушен, результат – неадекватность управления и потеря управляемости. Происходит критическое обострение основного цивилизационного противоречия (ОЦП) – прирост потребностей  значительно опережает прирост ресурсов несмотря на экспоненциальный   рост восполняемых и реентерабельных цифровых ресурсов (Рис. 1). В этом смысле, по мнению автора, виртуализация общества является не столько естественным, эволюционным ходом событий, сколько подсознательным ответом человечества на вызовы эпохи. При этом теория и практика менеджмента, и образования в том числе, остаются неизменными, основанными на классических принципах тейлоризма (в лучшем случае модернизированного), мы по-прежнему учим студентов организовывать и преобразовывать знания, что в существующей ситуации явно недостаточно, но никак не генерировать их.

Рис. 1 Основное цивилизационное противоречие

В литературе (А.П. Назаретян, Г.А. Котельников, Дж. Девис и др.), анализируются противоречия, аналогичные ОЦП: противоречие закона техно-гуманитарного баланса, противоречие между новым качеством энергетического базиса цивилизации и старым качеством рыночных регуляторов экономического развития (С. Шмидхейни); довольно изобретательно доказывается связь между обострением данных противоречий и снижением внутренней и внешней устойчивости общества. Не останавливаясь сейчас на качестве этих доказательств и общности самих указанных противоречий, хотелось бы отметить их одну общую особенность, которая, на взгляд автора, не позволяет искать ответ на вызовы времени в рамках этих противоречий. В обоих случаях речь идёт о повышении качества регуляции, обеспечивающего уравновешивающую обратную связь, кстати, на этом же настаивают Н.Н. Моисеев, Э. Кардекаль, Ф. Геерек, О. Леопольд и др. – «главная трудность – подчинить свою жизнь и деятельность новым канонам и табу – изменить ценностно-нормативные и мотивационные установки человека» (нравственный и экологический императивы экогуманизма), существуют и другие варианты решения.

Подводя итог сказанному, хотелось бы выделить принципиальную роль творчества (креативности) в реализации этих вариантов, например, в концепции «творческой цивилизации» она играет двойственную роль, одновременно повышая отдачу и воспроизводство ресурсов и благоприятно изменяя структуру потребностей человека – потребность в творчестве станет основной потребностью, исключая попадание человека в «сети» шопинга и квазипотребностей общества потребления. Конкурентоспособность организации, экономики и государства в целом, в широком смысле этого слова, определяется не использованием отдельной идеи, а постоянно воспроизводимой способностью генерации и внедрения системы таких идей в жизнь. Ключ к устойчивому развитию общества – это непрерывное творческое развитие. Всё вышесказанное относится не только к общецивилизационным (глобальным) проблемам социально-экономического, политического и технологического развития, но также и к проблемам национального, регионального и организационного развития. ОЦП, как глобальное системное противоречие, продуцирует противоречия на всех уровнях социальности (Т.Т. Тимофеев):  региональные, отраслевые и организационные, межгрупповые, межличностные и внутриличностные, с положительной обратной связью, приводя социально-экономическую систему в режим катастрофичности («разноса»).

Человечеству нужен новый тип мышления — креативный. Формирование человека креативного типа предполагает освоение им принципиально новой культуры мышления, суть которой заключается в развитии интеллекта человека с помощью не традиционных технологий обучения. В подобных технологиях акцент делается не столько на организацию и переработку знаний, сколько на их порождение.

Отсюда ключевой задачей профессионального образования становится обучение слушателей творческому мышлению, в том числе и коллективному, а ключевым элементом любой современной технологии профессионального образования становится технология формирования и развития креативного мышления. Сегодня становится важнее правильно думать, чем много знать: «Воображение важнее знания» (А. Эйнштейн)

Подобная технология позволяет в течение полутора — двух часов организованного мышления «почувствовать» суть проблемы намного глубже и продвинуться к решению намного дальше, чем за недели, а может быть и месяцы беспорядочных поисков («Независимая газета»). На эту технологию, как на каркас, «одевается» любой предметный материал, в виде учебной дисциплины или конкретной управленческой ситуации.

По мнению авторов, в настоящее время в России назрела необходимость синтезации различных когнитивных практик, в рамках креативного управленческого мышления, аналогично программе, сформулированной в 50-х годах в ММК и СМД-технологии в 70-х годах XX века. Включив в неё философию (прежде всего философию ориентации, нелинейную диалектику, и afterpostmodernizm  К. Апеля), а также семиотику, постструктурализм, нейролингвистику, синергетику и нейрофизиологию, на базе общей теории и методологии менеджмента. Менеджмент, как теория и практика управления социальностью, обладает свойством всеобщности (здесь автор полностью согласен с Л.Ф. Никулиным), являясь средством («клеем»), позволяющим совместить прагматические цели с теоретическими представлениями о реальности в режиме «таймированных» проблем (режимах с обострением). Речь идёт о концепции «частных теорий» (Г.Г. Малинецкий и др.), позволяющих ограничится частным описанием динамики процессов, вместо их детального теоретического обоснования – для этого просто не будет времени. На базе концепций эффективности и оптимальности, как частных теорий менеджмента, вполне возможно разработка эффективных управленческих решений (ЭУР) с учётом, например, результатов Ф. Варелы по нейрофизиологии зрительных восприятий. Менеджмент позволит «приземлить» высокий полёт теории автопоэзиса и робототехники (с помощью принципа максимальной эффективности-дивергентности Р. Остеррайха) (Рис. 2).

Рис. 2

Этот вывод авторы делают на основе представления о креативном менеджменте (системном управлении креативностью - system managing creativity – SMC), как системообразующем звене исследования мышления как объекта управления. Ни одна другая дисциплина не в состоянии «замкнуть круг» (Рис. 3).

Рис. 3

         Креативный менеджмент (SMC) – системное управление процессом креативного мышления (индивидуального и командного)

Креативный менеджмент позволяет связать теорию когнитивных процессов и теорию практической деятельности воедино и полноправно включить мышление в процесс воспроизводства социальности.

Именно поэтому авторы считают, что другие представления о предметной области и объекте креативного менеджмента, которые имеются у российских исследователей (Э.М. Коротков, Г.И. Ванюрихин, К.А. Кирсанов и др. — тип управления, опирающийся на творчество персонала и предполагающий творческий подход менеджера в решении всех проблем; менеджмент с использованием творческих, нестандартных методов; командный творческий менеджмент и т.д.)  соответствуют неклассическому типу рациональности, современная наука оперирует постнеклассическим типом – субъект включён в исследование (Рис. 5).

Рис. 5 Типы научной рациональности

Подобные интерпретации не могут считаться полными, поскольку сама этимология словосочетания «креативный менеджмент», аналогично — «инновационный», «финансовый», менеджмент персонала и т.д., предполагает указание объекта (предмета) исследования, как впрочем, и в других науках – биология, физика, логика и т.д. – наука о…, а не его атрибутивных свойств – очевидно, что и финансовый и операционный и любой другой вид менеджмента также должны быть креативными.

С середины 70-х годов XX века произошло необратимое изменение стиля научного (но не управленческого!) мышления. Предпосылка его развития была создана с появлением конструкционистского и интуитивистского направлений в логике (А. Марков, Брауэр и др.). Метафорически можно сказать о самоконструировании (проектно-конструкционной деятельности, сценарности) интуиций, как возможных состояний реальности.

Креативность – это способность генерации нового знания путём расширения и трансформации видения реальности как будущего, способного системно организовать настоящее, т.е. креативность – это творческое конструирование в режиме самоорганизации. Разумеется, речь идёт не об экстенсивном, дедуктивном расширении, а об интенсивном родо-видовом (диалектика Платона через родовое обобщение), например, нелинейные геометрии Лобачевского и Бояйи. В этом смысле креативность отличается от творчества, как генерации нового знания путём использования уже существующих («слабых» и актуальных свойств, Л. Секей) свойств, связей, отношений, хотя и скрытых. Креативность предполагает (to create – создавать) «создание» (проектирование) таких свойств из уже существующих элементов (свойств, отношений).

Креативное мышление предстаёт как индивидуальная комбинаторно-конструирующая игра, включающая в себя различные преобразования как сенсуальной, так и интеллектуальной информации в различных соотношениях (автопоэзис У. Матурана, Ф. Варела), что определяется типами репрезентативной и ведущей систем доступа (Дж. О’Коннор, Дж. Сеймор) (Рис. 6).

Рис. 6 Мышление как комбинаторная игра

Креативность предполагает необходимое разнообразие знания, а первоначальный ментальный порядок есть потенциальная целокупность всех возможных порядков (П. Валери). Сценарность креативного мышления близка к модели мысленного экспериментирования, к балансированию «на грани хаоса» (И. Пригожин) – действительного и возможного. Первоначальная трансформация (переконструирование) элементов реальности, либо спонтанно, либо направлено, с помощью специальных процедур (методов и технологий), позволяет создать некий эталон (аттрактор) определяющий «сборку» отдельных элементов в систему (креативное решение). Обратно, подобный эталон создаёт положительную обратную связь с подсознанием, инициирует его деятельность, активно пытаясь «найти место» трансформированному элементу в существующей реальности, либо гипотетически трансформированной реальности. В процессе создания нового функционируют два противоположных режима – ассоциации (релаксации, децентрализации) (AS-поиск) и концентрации (F-поиск). AS-поиск направлен на разрастание количества связей, F-поиск – на концентрацию (на цель, проблему, направление, концепцию, идею) (Рис. 7).

Пульсация ассоциаций и дисассоциаций позволяет создать максимально «плотный» «сгусток смысла» (Л.С. Выготский) – неосознаваемые предментальные переживания, стягивающиеся к «эталону» (потенциальному аттрактору – цели, см. нелинейный принцип ЦНП – цель не проблема!). В отличие от гештальт – психологии и теории творчества Э. де Боно, трактующих инсайт как перестройку «скачок» (из имеющихся!) элементов знания (К. Вертхаймер), креативность предполагает, прежде всего, самоорганизацию знания в результате его самоусложнения («самонарастания», аналогия – снежный ком) – автопоэзис мышления (У. Матурана, Ф. Варела), естественно, такое самонарастание ограничивается (но не управляется!) внешней средой. Одновременно с отбором на основе эталона-аттрактора идёт суперотбор -  перестройка самого эталона. Например, существуют различные виды визуальных восприятий (Г. Хакен) (Рис. 7а – осцилляции, восприятие двусмысленных изображений, Рис. 7б — бистабильность, также существует гистерезис – состояние восприятия зависит от истории – плавный переход от одного изображения к другому).

Рис. 7 а,б Типы визуальной креативности

На Рис. 7 в показана ситуация динамического восприятия – «Сколько рыб на рисунке?» — обычно говорят три, на самом деле – четыре (от неё круги на воде). Этот рисунок показывает важность динамического восприятия проблемной ситуации, на этом, например, построен метод многоэкранного анализа (МЭА) например, построен метод многоэкранного анализа (МЭА) например, построен метод многоэкранного анализа (МЭА) в ТРИЗ – теории решения изобретательских задач Г.С. Альтшуллера.

Рис. 7 в Динамическая креативность

Как показывает анализ существующих техник творчества (Э. де Боно), обучение в значительной  мере построено на том, чтобы «освободить» внутренний творческий потенциал людей (например, «brainstorming» — «мозговой штурм» А. Осборна), освободить их от страха ошибиться, показаться смешными, не угодить начальству и т.д. Безусловно, страх мешает и подавляет творческий потенциал человека, поэтому попытки разрушить шаблоны мышления и поведения заслуживают одобрение (разумеется, при прочих равных – ceteris paribus, как говорили древние римляне – А.Ш.). Но как указывает Э. де Боно, и автор с ним полностью согласен, достоинства метода «освобождения» является также его главными недостатками – освободить человека от внутренних ограничений, это только полдела, обучение творчеству это не обучение непринуждённости и способности говорить всё, что взбредёт в голову. Самоограничения угнетают «нормальный» творческий потенциал, но если мы освободимся от них, то лишь вернётся к норме, и только (Рис. 8).

Рис. 8

Настоящее творчество начинается там, где заканчивается «норма», вот здесь-то и должны пригодиться те стратегии и технологии, о которых мы говорим. Как считает когнитивный психолог Э. де Боно, творчество вовсе не является естественным результатом (состоянием) работы мозга, по его мнению, новые идеи возникают вопреки обычной работе мозга – созданию самоорганизующихся шаблонов мышления и поведения (форматов — К. Лоренц) – благодаря необычному стечению обстоятельств в реальности. Людям свойственно время от времени болеть, но отсюда вовсе не следует, что болезнь является естественным состоянием человека. Что касается интуиции, то это, по его образному сравнению – «выигрыш в лотерее». Замечательно, если интуиция преподносит нам подарок, если же она молчит, мы можем сознательно прилагать творческие усилия для её инициации. В этом смысле Э. де Боно активно критикует концепцию «мозгового штурма» А. Осборна по двум причинам:

Во-первых, использование этого метода всего лишь «освобождение» сознания от давления (Рис. 8);

Во-вторых – «одно дело – объяснить логическую необходимость провокационных идей – речь идёт о методе «ПРО» — «сорвать» сознание с привычного шаблона восприятия, вследствие чего сознание сможет затем «перейти» к новой идее» (а может и не сможет) и способов обращения с ними, и совсем другое – утверждать, что безумство ценно само по себе и составляет ключевую часть творческого мышления» (Э. де Боно).

По мнению авторов, метод «мозгового штурма» напоминает «стрельбу дробью» — в специфическом мире рекламы он может и сработать, т.к. главная цель рекламы – новизна сама по себе, в других областях он малоэффективен и напоминает попытку создания гениального литературного произведения путём использования тысячи мартышек с печатными машинками. Метод «мозгового штурма» является одним из наиболее неэффективных (зато наиболее разрекламированным) методов получения эффективных управленческих решений. Оценка методов проводиться по нескольким критериям – эффективность выбора точки входа в поле решений, эффективность определения направления поиска, вероятность ошибки первого и второго рода при оценке результата, мультиплицируемость, восприимчивость к ассоциативной эволюции и т.д.

Сегодняшние организации должны найти для себя новые образы и формы, которые помогут им трансформироваться в так называемые интеллектуальные организации. Интеллектуальная организация должна фокусироваться на будущем, которое она хочет создать (проактивный подход). Ее ключевая цель – преуспевать в мире хаоса и неопределенности, воспринимая их не как препятствия, а как новые возможности, там, где основная масса теряет, они находят. Кредо интеллектуальной организации: «Думай глобально, действуй локально» и «Думай из будущего в настоящее».

Неотъемлемой частью интеллектуальной организации, ее «мозговым центром» является креативный ситуационный центр (КСЦ), предназначенный для целей стратегического планирования и оперативно-диспетчерского управления организацией. Креативные ситуационные центры позволяют повысить качество управленческих решений прежде всего за счет использования системно-креативного подхода к разработке и реализации  управленческих решений.

Принципиальным отличием КСЦ, разработанного в Московской академии экономики и права от обычного ситуационного центра, которые находят всё большее применение в управлении (прежде всего государственном),  является использование в процессе разработки, организации и реализации управленческих решений специальных технологий креативного мышления (управления), основанных на нелинейных принципах мышления (управления). Достаточно активно подобные обучающие структуры: классы (студии) креативного управленческого мышления (управления), учебные КСЦ начинают внедряться и в образование (Московская академия экономики и права, Белгородский Государственный Университет, Белгородская Государственная Сельскохозяйственная Академия, Институт прикладной информатики и управления г. Москва, Институт современной экономики г. Москва, Институт социальных наук г. Москва, Северо-Западная академия госслужбы филиал г. Калуга и др.). Проведены десятки корпоративных тренинг-семинаров с использованием программного комплекса “ТТРП-Эврика”, спецкурс по креативному управленческому мышлению успешно использовался в программах МВА и магистратуры ведущих российских ВУЗов: Государственный Университет Управления, Московский Государственный Университет Экономики Статистики и Информатики (МЭСИ), Академии Народного Хозяйства при правительстве РФ, Международной высшей школы бизнеса (МИРБИС), Высшей Коммерческой школы и др.

ВУЗы видят внедрение у себя подобных классов (студий) и технологий как одну из новых форм преподавания, которая может внести принципиальные изменения в существующую образовательную модель, а также помочь в решении сложных внутривузовских проблем.

Именно такая технология, разработанная на базе класса-мастерской управленческого мышления Московской Академии Экономики и Права в виде программного комплекса Технология творческого решения проблем «ТТРП-ЭВРИКА», уже сейчас активно используется в учебном процессе нескольких московских и региональных ВУЗов.

Архитектура обучающей системы ПК ТТРП-ЭВРИКА включает в себя четыре части (см. Рис. 9):

Рис.9 Структурная схема ПК ТТРП-ЭВРИКА

Первая часть: Мультимедийные программы по отдельным учебным дисциплинам. Они включают в себя требования государственного образовательного стандарта, полный системный курс каждой учебной дисциплины, а также весь комплекс учебно-методических материалов с возможностью перекрестных ссылок на смежные учебные дисциплины и справочные материалы. Программный комплекс позволяет разрабатывать, дополнять и корректировать содержание мультимедийных программ самим преподавателям.

Базовой программой этой части программного комплекса является Мультимедийный учебно-методический комплекс «Основы креативного менеджмента: концепция, инструменты и методы, программное обеспечение, обучение креативности» объёмом 4.6Гб, посвящённый вопросам формирования и развития управленческого мышления, как основной составляющей управленческой подготовки современного менеджера, а также вопросам представления и обучения менеджмента как единой, постоянно развивающейся системы управленческих знаний. (см. Рис. 10)

Рис. 10 Мультимедийный учебно-методический комплекс

Вторая часть: Это «ядро» технологии системно-креативного менеджмента программа «Технология творческого освоения знаний и решения проблем», (ТТРП)  с приложениями. ТТРП может быть активно использована как при изучении управленческих дисциплин, так и при изучении дисциплин в области экономики, права, социологии, психологии и политики. Основная задача ТТРП – креативная генерация альтернативных решений,  их оценка, выбор оптимального решения и разработка механизма (плана) его реализации. Работа в этой части системы осуществляется с помощью различных технологий мышления,  дополняющих и конкурирующих друг с другом. Проблема подвергается обработке с помощью специальных эвристических и логических процедур и приемов, переформулируется, рассматривается с различных точек зрения, уровней дифференциации, параметров входящих в нее элементов. Вся эта мыслительная деятельность осуществляется в циклическом режиме. Пользователь вновь и вновь целенаправленно «штурмует» проблему, формируя новые идеи и реализуя их в конкретных решениях. Приложения системы представляют собой отдельные программные модули

-         PESTЕ-, SWOT-, SPACE-, МАИ, Финансового — анализа, программы формирования эффективной управленческой команды и управление командной креативностью в процессе разработки и реализации решения (TeamCreator), модули генерирующего маркетинга, оценки качества решений с помощью диаграммы Исикавы, оценки экономической эффективности, модуль оптимизации, автоматизированная система календарного планирования и управления проектами, различные психологические тесты и т.д., более 40-ка приложений. (см. Рис. 11)

Рис. 11 «Технология творческого освоения знаний и решения проблем», (ТТРП)

Третья часть - программа “Эврика” представляет собой значительно упрощенный вариант программного комплекса «Технология творческого решения управленческих проблем».

Программа предназначена для самостоятельной работы студентов вне учебного класса. Обмен информацией между основной системой ТТРП, установленной в классе, и «Эврикой» осуществляется с помощью линий связи и внешних носителей информации — дискет или компакт дисков.

Персональный планировщик представляет собой систему оперативно — диспетчерского управления реализацией решения, разработанного и спланированного в программном комплексе  ТТРП. Система позволяет наиболее эффективно организовать и реализовать решение, оперативно реагируя на нештатные ситуации, контролируя исполнительскую деятельность, корректируя плановые решения в случае необходимости, постоянно генерируя новые возможности развития исследуемой системы, планируя и контролируя собственное время пользователя. Персональный планировщик объединяет в себе несколько календарей, базирующихся на разных временных интервалах (день, неделя, месяц, год),  базу для решений (главные цели, ключевые области, крупные задачи), а также систему учета и контроля выполнения запланированного в ТТРП решения проблемы.

Весь комплекс и все составляющие элементы этой системы помогают ответить на три основных вопроса в планировании: «что?», «когда?» и «как?». (см. Рис. 12)

Рис. 12 программа Эврика

Четвертая часть – Программное обеспечение креативного ситуационного центра организации (ВУЗа) «КСЦ-Эврика» включает в себя блоки анализа и прогноза проблемной ситуации (карты проблемной ситуации, схемы исследуемого процесса, явления), формирования проблемно-целевой области («сети» ключевых целей и подцелей), блок формирования проблем и поиска альтернатив их решений, оценки полученных вариантов решений, выбора оптимального решения (комбинации решений), разработка механизма и плана их реализации с помощью автоматизированной системы календарного планирования (см. Рис. 13).

Рис. 13 КСЦ-Эврика

В Московской академии экономики и права с 2006 года действует учебный КСЦ, на базе класса-мастерской управленческого мышления. Основная цель учебного КСЦ – формирование и развитие практических навыков управленческого проектирования у студентов.

В рамках проведения организационно-мыслительных         и         организационно-деятельностных (деловых) игр, студентами МАЭП разработаны несколько десятков реальных управленческих проектов: «Народосбережение», «Работа ОАО Морской порт Санкт-Питербург», «Доступное жильё», «Транспортные проблемы мегаполиса», «Материнский капитал», «Оптимизация работы оптового склада», «Эффективность использования времени студентами», «Разработка системы онкологического обслуживания в России», «Проблемы миграции в России», «Мотивация участников учебного процесса в целях повышения качества образования (на примере МАЭП)» и др. (см. Рис. 14)

Рис. 14 Управленческие проекты студентов

ПК ТТРП-ЭВРИКА позволяет:

>   Связать    знания  слушателей по различным учебным дисциплинам в единую, постоянно развивающуюся  систему знаний, позволяющую интенсифицировать процесс образования.

>   Сформировать   и  совершенствовать   навыки  управления  и, прежде   всего управленческого мышления, при разработке и реализации конкретных проектов, учитывая индивидуальные когнитивные особенности и образовательные потребности слушателей.

>   Значительно облегчить практическую работу преподавателей и слушателей в компьютерных классах, перевести их  в исследовательский режим. Сделать эту работу интересной и захватывающей,  повысить производительность труда преподавателя, дать возможность студенту работать самостоятельно.

>   Повысить «чувствительность» пользователей к конкретным проблемным ситуациям;

>   Привить вкус пользователей к культуре аналитической работы.

>   Минимизировать   затраты   на  программное   обеспечение управленческой подготовки слушателей и  ее  главной  составляющей  управленческого мышления (одна интегрированная обучающая система для самых разных учебных дисциплин: экономических, юридических, социальных, психологических и т. д.)

Образование на рубеже XX-XXI веков носит явно кризисный характер и требует неотложной реформы существующих концепций, технологий и методик.

Приметы этого многообразны – отставание от потребностей развивающегося информационного мира, устаревшие методики обучения, ориентированные на усвоение и репродукцию знаний, усреднённый подход к учебному процессу, отсутствие эффективных компьютерных технологий ведения занятий, методологическая беспомощность студентов и т.д. и т.п. Сегодня главное не стремиться знать всё, а знать, как получить необходимое знание. Универсализм специалиста сегодня заключается не в объёме полученных знаний и навыков, а в овладении общей системой ориентации в жизни, умение постоянно пополнять и достраивать свою личную систему знаний, уметь находить путь к уже существующему знанию и уметь генерировать новое знание (личностное – М. Поляни). Жить – значит познавать, думать в глобальной системе координат, решая свои локальные проблемы.

системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы. системе координат, решая свои локальные проблемы.

Сегодня, в эпоху четвёртого, интеллектуального передела, страны делятся на думающие эффективно и неэффективно. Деинтеллектуализация  российского общества достигла невиданных размеров (С. Кара-Мурза), идет направленное воздействие на создание искажённой системы ценностей общества потребления, создание структуры квазипотребностей (К. Левин) и системы ценностей, порождающих утрату человеком смысла жизни. В основе успехов лидеров мировой экономики лежит развитое управленческое сознание (мышление), основой которого всё чаше выступает системная креативность. Креативное управленческое мышление в современной России только формируется и первостепенная роль в этом должна принадлежать высшей школе. Традиционная система управленческого образования ориентирована на получение уже готовых знаний в готовом виде, а не на их генерацию и активное практическое использование.

Изменение традиционной системы образования предусматривает осуществление следующих эта­пов:

Ø                повышение роли, статуса и изменение места управленческой подготовки студентов в общей системе их обучения и воспитания – придать управленческой подготовке системообразующие и координирующие функции во всём учебно-воспитательном процессе;

Ø                повышение уровня методологического образования студентов – сформировать у студентов методологическую составляющую их управленческого мышления, обеспечивающую переход от преимущественного индуктивного (школьного) стиля мышления к преимущественно дедуктивному и абдуктивному (ВУЗовскому);

Ø                дальнейшее интегрирование всех управленческих дисциплин в единую целостную систему научного знания об управлении – выработать у студентов высокую управленческую эрудицию, осознать ими управление как единую систему;

Ø                переориентация методик преподавания дисциплин с преимущест­венного присвоения студентами знаний на преимущественную их творче­скую выработку и использование;